МИСТЕР КЫДЫКБАЕВ ЕДЕТ В ВАШИНГТОН ​

В советской Киргизии, еще подростком, украдкой слушая американские радиопередачи, он влюбился в музыкальные произведения Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи. И теперь, со своим джаз - бэндом «Salt Peanuts» (прим. Соленые орешки) он близок к тому, чтобы воплотить свою мечту - сыграть на родине джаза.

Этим летом, Кыргызская национальная консерватория в столице Кыргызстана в Бишкеке напоминала улей, несмотря на перерыв в ее работе. Сюда стекались посетители посмотреть на Бакыта Кыдыкбаева, Заведующего кафедрой духовых и ударных инструментов и его джаз группу «Salt Peanuts», которые не прерываясь репетировали, готовясь к самому важному концерту в своей карьере на сегодняшний день.

10 сентября, «Salt Peanuts» (названный в честь композиции Диззи Гиллеспи) станет первым джаз-бэндом из небольшой Центрально-азиатской республики, который выступит на престижной сцене «Millennium» в Кеннеди Центре, в Вашингтоне, Округ Колумбия. Это событие приурочено к 25-летию независимости, которую страна приобрела после распада Советского Союза в 1991 году.

Группа «Salt Peanuts» исполнит как классические стандарты Майлза Дэвиса, Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи, так и собственные композиции, которые включают в себя различные традиционные инструменты, такие как струнный комуз (по аналогии с лютни), а также отрывки из «Эпоса Манас» - национальные стихотворные произведения кыргызского народа. Их стиль исполнения является плодом многолетних экспериментов, проведенных Кыдыкбаевым с новыми формами музыкального выражения, пока он не начал использовать в качестве основы своих композиций «Айтыш» (сказания) традиционного кыргызского искусства импровизации устной поэзии с музыкальным сопровождением.

«Айтыш» сочетается с джазом элементами виртуозности и импровизации: два исполнителя подают один другому песенно-стихотворные реплики, тему которой предлагает аудитория и по очереди исполняют песни, соревнуясь в красноречии и музыкальности. Группа «Salt Peanuts» сумела объединить этот традиционный музыкальный диалог с импровизированным сольным исполнением; звуки Кыргызских и современных инструментов смешиваются, соревнуются и изменяются в ритме крещендо, сменяя друг друга. Музыка почти погружает слушателя в состояние транса.

Успехи, которые достигла группа внушительны, учитывая изменчивую историю становления джаза в Советском Союзе. С 1920-х годов, отношение советских властей к джазу была отмечена периодами санкционированного принятия государством, мягкой толерантности и до прямого запрета. Было ли это в пользу или в ущерб, в целом это зависело от состояния отношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки, где родилась музыка.

Ни одна история не отражает так лучше неоднозначную судьбу джаза в СССР, как история немецкого еврея трубача виртуоза Эдди Рознера. После прихода Гитлера к власти в Германии, Рознер покинул свой родной Берлин и перебрался в Польшу. После того, как нацисты вторглись на территорию их восточного соседа, он переехал в Белоруссию, а затем совершает гастроли по Советскому Союзу, включая короткое выступления на сцене кинотеатра Ала-Тоо в Бишкеке.

В своей книге «Красное и горячее. Судьба джаза в Советском Союзе» Фредерик Старр описывает восход Рознера к славе во время второй мировой войны, когда СССР и США объединили свои силы против нацисткой Германии. После того, как Гитлер напал на Советский Союз летом 1941 года, санкционированное государством журнал «Советское искусство» объявил, что музыкальные издательства начнут писать антифашистские песни и марши на основе джазовых оркестров.

После окончания холодной войны, как отмечает Старр, джазовая музыка стала восприниматься в качестве «авангарда нападения Янки, которое уже смогло поставить Западную Европу на колени». Советы «начали клеймить Московский офис Информационной службы Соединенных Штатов как агентов, которые проводят эту кампанию [Американская империалистическая экспансия] в СССР и [радио станцию] Голос Америки, как иностранного рупора».

Сам Рознер в результате сталинских чисток был сослан в Сибирские ГУЛАГи вместе с многими участниками его группы.

К тому времени Кыдыкбаев уже подрос, Сталина давно похоронили, а власти постепенно начали отменять запрет на джаз, особенно в эпоху Леонида Брежнева, времени разрядки с Соединенными Штатами. Но во времена «культурного захолустья», а это были 1970-е годы в Кыргызстане: «Вы могли играть джаз, но вам не разрешалось сильно афишировать это», говорит Володя Клейпилин, сессионный джазмен, который в настоящее время руководит своей собственной музыкальной школой в столице.

В подростковом возрасте Кыдыкбаев, лежа в постели, по ночам слушал радио Голос Америки. Он вспоминает: «Ничего подобного, я раньше не слышал». От игры на скрипке, он начал учиться играть на барабане. К 1986 году, он преподавал в Национальной Консерватории и переехал в маленькую квартиру, которая находилась рядом с Консерваторией вместе со своей женой, профессиональной скрипачкой и их маленькими сыновьями – Кубан и Эркин.

«В доме наших родителей единственной мебелью были музыкальные инструменты. Вот как я впервые взял в руки контрабас», говорит Эркин, который считает легенду джаза Рона Картера одним из своих наставников. В середине 2000-х годов по электронной почте Эркин обратился к Картеру за советом. «Он сразу же ответил мне и попросил дать мой адрес. Несколько недель спустя, у меня были многие из его книг и компакт-дисков в моем почтовом ящике». Во время поездки в Соединенные Штаты в 2008 году, Эркин имел возможность обучиться у Картера, который организовал ему тур по лучшим джазовым клубам Нью-Йорка. Кубан, старший брат Эркина, вместо этого выбрал саксофон и говорит: «после того, как «мой папа когда-то сыграл мне Чарли Паркера – это было началом моей одержимости. Каждый день, я бы снова и снова слушал его песни на старом магнитофоне, чтобы транскрибировать их на ноты».

Их семья является важными послами своей страны, где редко появляются новости международного значения. Главные события ограничились в основном народными восстаниями 2005 и 2010 гг. В последние годы, страна стала стремиться к сближению с Россией, вступив летом 2015 года в Евразийский экономический союз, в которой главную роль играет Кремль. В то время, как отношение России к джазу имеет, к счастью, мало общего с Советским Союзом (Путин сам является поклонником джаза), в Кыргызстане, становящиеся все более влиятельными националисты, предпочитают народную музыку, считая джаз-музыку, импортированной из-за рубежа.

Джаз-бэнд «Salt Peanuts» продолжает выступать на сценах по всему Кыргызстану, но прямо сейчас, Кыдыкбаев думает только о Вашингтоне. «Группа из Кыргызстана играет джаз в США, страна, в которой родилась эта музыка», говорит он, и его лицо сияет. «Это мечта, это и есть истинное счастье».

Franco Galdini